Главная страница » Зачем гагаузским госслужащим гагаузский язык и кому он в Гагаузии нужен

Зачем гагаузским госслужащим гагаузский язык и кому он в Гагаузии нужен

Ната Чеботарь

На этой неделе Народное собрание Гагаузии направило на рассмотрение парламента законопроект, согласно которому кандидаты на должности судей, прокуроров и госслужащих в Гагаузии должны будут владеть гагаузским языком. Возможно, для людей, живущих вне автономии, это выглядит, как очень серьезный шаг на пути к защите языка нацменьшинств, компактно проживающих на данной территории, но так ли это на самом деле? Moldova Liberă разбирается с тонкостями языковой ситуации в автономии.

Автономия — для языка или язык для автономии?

О том, как 30 лет назад в Молдове появилось автономно-территориальное образование Гагаузия, написано немало. Однако, как ни странно, у большей части населения Молдовы все еще, кажется, нет четкого различия, чем официальная Гагаузия отличается от непризнанного Приднестровья помимо того, что является местом компактного проживания гагаузов. На самом деле, отличается многим и, в первую очередь, официальным статусом, являясь конституционно признанной автономной территорией в составе Республики Молдова.

Главной причиной создания Гагаузии несколько десятилетий назад назвали сохранение самобытной гагаузской культуры и гагаузского языка. С тех пор много воды утекло, и люди, стоявшие у истоков тех исторических процессов, все чаще вслух заявляют о том, что гагаузам не удалось сохранить то, что создавали предшественники и в ближайшем будущем, спустя еще несколько десятилетий, Гагаузия перестанет существовать сама по себе. Виной тому — недостаточно серьезное отношение к пониманию ценности гагаузского языка, ради сохранения которого когда-то и создавалась автономия.

Фото: anasozu.com

Как гагаузка в пятом поколении, прожившая большую часть жизни в Гагаузии и знающая ситуацию изнутри, могу констатировать следующее:

  • большая часть населения современной Гагаузии не в достаточной степени владеет гагаузским языком; особенно это касается поколения в возрасте 40+ и нынешней молодежи. Причины на то разные: у первых не было достаточных возможностей для изучения языка (в конце 80-х начале 90-х в школах элементарно не было учебников по гагаузскому языку и литературе), а у вторых есть возможности, но, видимо, нет особого желания;
  • на гагаузском языке говорят преимущественно жители сел; жители городов чаще всего используют русский язык как основное средство общения; гагаузский язык используется гораздо реже для публикаций, которые делают гагаузы на своих профилях в социальных сетях; на всевозможных митингах протестов или стихийных массовых мероприятиях, проходящих в автономии (за исключением традиционных тематических фестивалей и концертов) гагаузская речь звучит реже, по сравнению с русской;
  • гагаузский язык используется для общения между отдельными группами общества, но он так и не стал языком «для всех»;
  • гагаузский язык до сих пор не является языком делопроизводства, его практически не применяют в государственных учреждениях и органах местной публичной власти, больницах, магазинах, библиотеках;
  • в регионе до сих пор нет учебных заведений, в которых преподавание велось бы исключительно на родном для гагаузов языке;
  • далеко не все члены исполкома и депутаты Народного собрания Гагаузии способны применить гагаузский язык, выступая на заседаниях исполнительной или законодательной власти региона.
  • в этом году, после выборов башкана Гагаузии, несколько предложенных ее командой составов нового исполкома были частично отклонены, а некоторые кандидатуры заменены по причине не владения гагаузским языком; однако это можно расценивать как причину-ширму, поскольку за всю историю существования Гагаузии ни один башкан не владел гагаузским языком в достаточной степени, чтобы вести заседания исполкома исключительно на гагаузском; ни один состав депутатского корпуса НСГ не состоял полностью из людей, владеющих гагаузским языком, и это никогда не было единственной причиной для исключения кого бы то ни было из состава исполнительной или законодательной власти.

С учетом вышеперечисленных фактов, вызывает определенные сомнения сама суть предложенного законопроекта: призван ли он на самом деле защитить гагаузский язык и расширить сферу его применения, либо будет использоваться как дополнительный инструмент давления при рассмотрении «подходящих» и «неподходящих» кандидатур на пост судей, прокуроров и госслужащих Гагаузии?

Как гагаузы пытаются спасти гагаузский язык

Как бы странно ни звучало выражение «спасти гагаузский язык», ради сохранения которого, по сути, и создавалась Гагаузская автономия, о необходимости именно спасения говорят и некоторые депутаты Народного собрания, и языковеды, и научные сотрудники, и все, кому судьба языка не безразлична как таковая. К сожалению, сегодня не идет речи о развитии языка, главная задача на данный момент — не потерять бы его совсем.

Споры о том, что гагаузский язык слишком сложен для изучения тоже не стихают в гагаузском обществе, вызывая острую болезненную реакцию у тех, кто ратует за его сохранение и спасение. Сопротивляются в основном родители школьников, которым приходится делать уроки со своими чадами и которые не справляются с современной школьной программой по гагаузскому. Возвращаясь к началу текста, еще раз обращаю внимание: от поколения родителей в возрасте 35-40 и старше просто невозможно требовать знания гагаузского языка: они не изучали его в школьные годы.

Сегодня все учащиеся гагаузской национальности во всех учебных заведениях автономии изучают в качестве родного языка гагаузский с 1 по 12 классы, а также предмет «История, культура и традиции гагаузского народа». Тем не менее, многие родители переводят своих детей в классы с изучением болгарского языка в качестве родного. Главным аргументом они называют то, что нигде за пределами автономии гагаузский язык их детям не пригодится, в то время как уровень сложности этого языка в значительной степени затрудняет получение хорошего среднего балла по итогам выпускных экзаменов. Такая ситуация в Гагаузии наблюдалась и 8-10 лет назад, не изменилась она, к сожалению, и сегодня.

Фото: ГУО Гагаузии

В Гагаузии действует Закон «О расширении сферы применения гагаузского языка», разработанный и внедренный в 2018 году депутатами НСГ Екатериной Жековой, Еленой Карамит и Михаилом Железогло. Как ни странно, даже принятие данного закона в свое время вызвало сопротивление со стороны исполнительной власти Гагаузии под руководством предыдущего башкана Ирины Влах. Известный гагаузский писатель, драматург и публицист Тодур Занет в то время так высказался о происходящем:

«Это был прекрасный закон, он дал сильный толчок для развития языка в автономии и коснулся практически всех сфер деятельности. После того, как исполком прекратил финансирование закона, существующая инерция затормозилась. У меня сложилось впечатление, что в исполкоме ненавидят гагаузский язык».

В октябре этого года об угрозе существования гагаузского языка писало американское издание The New York Times, опубликовавшее статью под говорящим названием: «Our Language Is Dying» («Наш язык умирает»). По словам Тодура Занета, одного из героев материала, «гагаузский язык умирает и через два-три поколения будет мертв».

Закон «О функционировании языков на территории Гагаузии» был принят в целях обеспечения функционирования и расширения сферы использования гагаузского языка на фоне сокращения числа людей, говорящих на гагаузском языке, вытеснения гагаузского языка и культуры под воздействием других языков и культур, с осознанием исторической необходимости сохранения и развития гагаузского языка, являющегося основой самобытности гагаузов и существования самого народа.

Просто факт: ЮНЕСКО в 2010 году включила гагаузский язык в список исчезающих языков.

«Пациент скорее жив, чем мертв»?

На фоне того, что в Гагаузии все чаще говорят о перспективе исчезновения гагаузского языка, нельзя сказать, что с этой тенденцией не пытаются бороться.

После принятия вышеупомянутого Закона, в последние несколько лет расширилась сфера применения гагаузского языка в школах, детсадах и театрах. Из «Фонда по спасению гагаузского языка» в 2019 и в 2020 году выделялись средства на обеспечение преподавания в начальной школе двух предметов на гагаузском языке. Из этого же Фонда два национальных театра Гагаузии получили средства на постановку двух спектаклей в год на гагаузском языке, а актеры получали 100%-ую надбавку к зарплате за бесплатные выездные показы этих спектаклей в каждом населенном пункте автономии.

Эффект этих мер по расширению применения гагаузского языка был очевиден. Многие представители образовательной системы, политики и общественные деятели отмечали ценность этого Закона для гагаузского общества. Научно-исследовательский центр им. Маруневич (так называемая гагаузская Академия наук) ежегодно издает книги на гагаузском, словари, в которых охватывается лексика из различных сфер деятельности, однако этого крайне недостаточно. Как может изданный словарь повлиять на то, чтобы люди захотели учить свой родной язык? Вероятно, проблема тут лежит в совершенно другой плоскости — не хватает осознанности в подходе к решению данной проблемы.

Как сказала в одном из наших интервью бывшая на тот момент депутатом НСГ Екатерина Жекова:

«…о перспективах гагаузского языка без боли в душе говорить не могу. Есть много разных причин «истощения» среды звучания гагаузского языка в автономии. Но главная, на мой взгляд, причина: ни одна официальная власть Гагаузии за все эти годы не создала условий для того, чтобы гагаузский язык стал фундаментом и главной ценностью Гагаузии. Именно это сделало гагаузский язык самым уязвимым языком среди двух других используемых в автономии. А ведь в Уложении (Конституции) Гагаузии четко написано, для чего была создана автономия. Так вот, для чего создавали, это и теряем… какие тут могут быть перспективы?»

В этом году Научно-исследовательский центр Гагаузии им. Марии Маруневич проводил курсы изучения гагаузского языка по уровням A1, A2, B1 и B2 для всех желающих, однако, насколько известно, большого ажиотажа среди населения это не вызвало. На курсы записались преимущественно те, кому гагаузский язык необходим по долгу службы, в том числе, чиновники.

Также в октябре этого года НИЦ Гагаузии представил самые последние издания образовательно-методического толка, ориентированные на стимулирование деятельности и развитие национального образования в автономии, а также современные разработки и платформы для изучения гагаузского языка, соответствующие действующим европейским и международным стандартам в этой сфере. 

«Впервые за 30 лет изданы учебники по истории, культуре и традициям гагаузского народа для 5-9 классов и запущена электронная платформа по изучению гагаузского языка. Говорить на родном языке легко и приятно, мы будем популяризировать и продвигать гагаузский язык во всех сферах общественной жизни», — сказала на русском языке башкан Евгения Гуцул.

Фото: НИЦ Гагаузии им. М. Маруневич

Историческая справка:

  • Началом становления гагаузского самосознания принято считать день, когда 30 июля 1957 года указом Президиума Верховного Совета МССР был принят гагаузский алфавит. Это может звучать странно, но при наличии множества ученых мужей-гагаузов, в том числе филологов, гагаузский алфавит разработала российский языковед, доктор филологических наук, специалист по проблемам диалектологии и грамматики гагаузского языка и устного народного творчества гагаузов Людмила Покровская.
  • Гагаузский алфавит того времени был разработан на базе русской графики (кириллицы) с добавлением четырех специфических для гагаузского языка букв. Этот алфавит действовал в Молдове с 1958 года.
Гагаузский букварь. 1958 год
  • Малопонятным историческим фактом является то, что в 1962 году преподавание гагаузского языка в местных школах прекратилось. Об этом не принято говорить, но объяснялось это рядом причин, которые в большей степени можно было назвать идеологическими, нежели практически-обоснованными.
  • До 90-х годов прошлого века, как писала в своем курсе лекций Покровская, актуальным было и изучение гагаузско-русского двуязычия, так как гагаузы, жившие в пределах Молдовы после окончания Второй мировой войны вновь стали учиться в русских школах (после перерыва с 1918-го по 1945-й годы) и пользовались русским языком как средством межнационального общения.
  • Алфавит Покровской использовался в гагаузском регионе вплоть до 1995 года. Однако параллельно, с учетом требований нового времени, уже в 1992 году языковед начинает разрабатывать гагаузский алфавит на основе латинской графики. С небольшими изменениями, он был утвержден Народным собранием Гагаузии и парламентом Республики Молдова в начале 1996 года.

Автор

  • Ната Чеботарь

    Родом из Гагаузии, и горжусь тем, что я гагаузка. Писать для СМИ начала еще будучи студенткой журфака МолдГУ, в 1998 году. С тех пор за плечами – более 25 лет репортерской работы и почти 20-летний опыт редакторской. Меня волнуют темы, важные для каждого из нас: здравоохранение, образование, соцзащита, права человека. Меньше всего хочется писать о политике, но совсем без нее тоже не получается. Самая любимая тема, на которой всегда отвожу душу и пишу с удовольствием – культурное разнообразие и житейские истории людей, которые порой мало заметны, но вершат великие дела, даже в масштабах нашей маленькой Молдовы. Самые интересные из этих историй вошли в мои публицистические сборники: «Мы – гагаузы. Непридуманные истории» и «Мы – гагаузы. Наши за рубежом». С 2022 года веду арт-терапию и мечтаю когда-нибудь навсегда проститься с журналистикой. Но что-то мне подсказывает, что это случится точно не в этом году.

похожие посты

О нас

A news agency with a European view of the world.

@2024 – Все права защищены.